«

»

Ноя 20

Столица Европейского халифата Роттердам

В 2002 году Бат Йеор (Bat Ye’or) британская гражданка, родившаяся в Египте, специалист в области истории христианских меньшинств в мусульманских странах — их называли «dhimmi» — придумала термин Еврабия, чтобы описать судьбу, к которой движется Европа. Этa судьба — повиновение исламу, или «dhimmitude».

Ориана Фаллачи использовала слово Еврабия в своих статьях, и его резонанс прозвучал во всем мире. 1 августа 2005 г. Бенедикт XVI принимал Фаллачи в порядке частной аудиенции в Кастель Гандольфо. Она отрицала возможность диалога с исламом, а он поддерживал эту идею тогда, поддерживает и теперь. Но они согласились — как позже сказала Фаллачи — в определении «ненависть к себе», которую демонстрирует Европа, ее духовном вакууме, ее утрате идентичности, причем именно тогда, когда внутри нее растет исламская иммиграция.

Голландия является особым случаем. Это страна, в которой права личности являются самыми широкими — вплоть до разрешения эвтаназии для детей — в которой христианская идентичность почти исчезла, в которой мусульманское присутствие растет особенно нагло.

Здесь, мультикультурализм является правилом, имеющим драматические исключения: от убийства антиисламского политического лидера Пима Фортёйна (Pim Fortuyn) до преследования сомалийской диссидентки Айяна Хирси Али (Ayaan Hirsi Ali) и убийства режиссера Тео Ван Гога (Theo Van Gogh), приговоренных к смертной казни за их фильм Повиновение («Submission»), обвиняющий в преступлениях мусульманскую теократию. Преемник Фортёйна Герт Вилдерс живет под круглосуточной охраной полиции в течение шести лет.

Существует один город в Голландии, где эту новую реальность можно увидеть невооруженным глазом лучше, чем где-либо еще. Здесь целые кварталы выглядят, как будто их перенесли с Ближнего Востока, здесь стоит крупнейшая в Европе мечеть, здесь законы шариата применяются и в судах и в театрах, здесь многие женщины ходят закутанными, здесь мэр — мусульманин, сын имама.

Это город Роттердам, второй по населению город Голландии и крупнейший по грузообороту порт в Европе.

Ниже приводится статья о Роттердаме, опубликованная в итальянской газете «Il Foglio» за 14 мая 2009 г, вторая из семи статей из цикла о Голландии. Автор, Джулио Меотти также пишет в «Wall Street Journal».

Эта фотография называется «Мусульманские женщины в Роттердаме». Она экспонировалась в 2008 году голландскими фотографами Ari Versluis и Ellie Uyttenbroek.

В мусульманской крепости Роттердам

В квартале Фейенорд закутанных женщин можно встретить повсюду, они стремительно, как молния, проносятся по улицам района. Они избегают любого контакта, даже прямого взгляда, особенно с мужчинами. Фейенорд по размеру как город, в нем сосуществуют представители около семидесяти национальностей. Это район, где живут на субсидии в социальных квартирах. И именно здесь становится особенно очевидно, что Голландия при всех ее принципах борьбы с дискриминацией, и всем ее моральным возмущением это общество полной сегрегации. Роттердам город новый, его дважды бомбила Люфтваффе во время Второй мировой войны. Как и Амстердам, он находится ниже уровня моря, но в отличие от столицы, он не использует образ безрассудного гуляки. В Роттердаме доминирует реклама арабских магазинов халяльной пищи, а не неоновые огни борделей. Везде восточные кофейни, туристические агентства, предлагающие рейсы в Рабат и Касабланку, плакаты, выражающие солидарность с Хамасом или предлагающие доступные уроки голландского языка.

Роттердам — второй по величине город в стране, город бедный, но его экономический двигатель — огромный порт, самый важный в Европе. Большую часть населения составляют иммигранты, и в городе самая высокая и самая внушительная мечеть в Европе. Шестьдесят процентов иностранцев, которые пребывают в Голландии, оседают здесь. Больше всего потрясает прибывающих в город поездом вид этой огромной и великолепной мечети. На фоне роскошных деревянных пригородов с яркой пышной зеленью и обилием воды она выглядит чуждой. Это и есть Еврабия. Турецкая мечеть Мевлана впечатляет. Она имеет самые высокие минареты в Европе, даже выше, чем башни на футбольном стадионе в Фейенорде.

Многие из этих районов Роттердама являются заложниками мрачнейших, наиболее жестоких форм исламизма. Дом Пима Фортёйна выделяется, как жемчужина в море чадр и нигабов. Он находится по адресу Burgerplein 11, за вокзалом. Время от времени кто-то приходит положить цветы у входа в дом профессора, который был убит в Амстердаме 6 мая 2002 г. Кто-то еще оставляет открытку: «В Голландии все допустимо, кроме правды». А миллионер по имени Крис Туммезен купил дом Пима Фортёйна для того, чтобы все здесь оставалось неизменным. Вечером перед его убийством Пим сильно нервничал и сказал по телевидению, что в отношении него и его идей создан климат демонизации. Его опасения сбылись, его убил пятью выстрелами в голову Волкерт ван дер Грааф, боевик группы борцов за права животных, костлявый, бритоголовый, темноглазый, одетый, как экологические пуристы в рубашку ручной работы, сандалии и носки из козьей шерсти; строгий вегетарианец, «парень, которому не терпелось изменить мир», как говорят его друзья.

Не так давно, в центре Роттердама под деревом были помещены погребальные фотографии Герта Вилдерса и свечи в ознаменование его предстоящей смерти. Вилдерс сегодня является самым популярным политиком в городе. Три месяца назад еженедельное издание «The Economist», далекое от антиисламских идей Вилдерса, назвало Роттердам «еврабским кошмаром». Для большинства голландцев, которые там живут, исламизм в настоящее время представляет большую угрозу, чем план Delta, сложная система дамб, предотвращающая наводнения со стороны моря, подобные, например, наводнению 1953 года, в результате которого погибли две тысячи человек. Живописный городок Схедам, часть большого Роттердама, всегда представлялся в воображении голландцев жемчужиной. Он утратил свой блеск, когда в газетах три года назад его назвали городом Фарида А., исламиста, который угрожал смертью Вилдерсу и сомалийской диссидентке Aйан Хирси Али. Уже шесть лет Вилдерс живет под круглосуточной охраной полиции.

Мусульманские юристы в Роттердаме хотят изменить правила ведения судебных заседаний, они потребовали, чтобы им было позволено не вставать со своих мест, когда входит судья. Они признают лишь Аллаха. Адвокат Мохаммед Энайт недавно отказался встать, когда в зал суда вошли члены магистрата, заявив: «Ислам учит, что все люди равны.» Суд Роттердама признал право Энайта оставаться на своем месте: «Не Существует никаких юридических обязательств, требующих от мусульманских юристов стоять перед судом, поскольку эти действия находится в противоречии с требованиями ислама». Энайт, глава конторы Jairam Advocaten пояснил, что «он считает всех людей равными, и не признает какой-либо разницы между ними». Всех людей-мужчин, но не женщин. Энайт хорошо известен своим отказом от рукопожатия с женщинами и неоднократно заявлял, что он предпочел бы, чтобы они носили чадру. А на улицах Роттердама часто можно увидеть чадру.

Тот факт, что Еврабия уже в Роттердаме, демонстрируется эпизодом, произошедшим в апреле в театре Zuidplein, модернистском театре, одном из самых престижных в городе, который с гордостью «представляет культурное разнообразие в Роттердаме». Он расположен в южной части города, и получает финансирование от мэрии, возглавляемой мусульманином, сыном имама Ахмеда Абуталеба. Три недели назад театр Zuidplein позволил зарезервировать весь балкон для женщин, во имя шариата. Это происходит не в Пакистане или Саудовской Аравии, а в городе, из которого вышли отцы-основатели Соединенных Штатов. Это отсюда пуритане вышли на судне Speedwell, которое они потом обменяли на Mayflower. С этого начались американские приключения. Сегодня здесь легализован шариат.

Для постановки спектакля мусульманского режиссера Салахеддина Бенчихи театр Zuidplein согласились на его требование отвести первые пять рядов для женщин. Салахеддин, один редакторов сайта Morokko.nl, известен как противник интеграции мусульман. Городской совет это одобрил: «В соответствии с нашими западными ценностями, свобода жить своей собственной жизнью, по своим убеждениям является ценным владением». А пресс-секретарь театра также защитил режиссера: «Так трудно уговорить мусульман прийти в театр, поэтому мы готовы к адаптации».

Другой человек, который готов к адаптации, это режиссер Геррит Тиммерс. Его слова иллюстрируют явление, которое Вилдерс называет «самоисламизацией». Первый случай самоцензуры имел место в Роттердаме, в декабре 2000 года. Тиммерс, режиссер театральной группы Onafhankelijk Toneel, хотел поставить спектакль о жизни жены пророка Мухаммеда Айши. Спектакль был бойкотирован мусульманскими актерами труппы, когда стало ясно, что он станет мишенью для исламистов. «Мы с энтузиазмом относятся к постановке, но нам страшно», — сказали ему актеры. Композитор Наджиб Херради сообщил, что он устраняется «во благо моей дочери». Газета «Handelsblad» опубликовала эту истории под заголовком «Тегеран на Маасе» (Маас — название красивой реки, которая протекает через Роттердам). «Я уже сделал три работы о жизни марокканцев, поэтому я хотел бы иметь в труппе мусульманских актеров и певцов, — рассказывает нам Тиммерс. — Потом они говорят мне, что это опасное дело, и они не смогут участвовать, поскольку им угрожают смертью. В Рабате об этом бы и разговора не было, в конечном итоге мы бы кончили, как Салман Рушди. Для меня было более важно продолжать диалог с марокканцами, а не провоцировать их. По этой причине, я не вижу проблемы в том, что мусульмане хотят отделить мужчин от женщин в театре».

Давайте пойдем навстречу режиссеру, который принес шариат в голландские театры, Салахеддину Бенчихи. Он молодой, современный, уверенный в себе, отлично владеет английским. «Я защищаю решение отделить мужчин от женщин, потому что здесь есть свобода самовыражения и организации. Если человек не может сидеть там, где он хочет, это дискриминация. Существуют два миллиона мусульман в Голландии, и они хотят, чтобы их традиция признавались обществом, все меняется. Мэр Абуталеб поддержал меня».

Год назад город гудел, когда газета опубликовала письмо Бухра Исмаили, роттердамского городского советника: «Слушайте сюда, придурки! Мы здесь, чтобы остаться. Вы здесь иностранцы, и Аллах на моей стороне. Я не боюсь ничего. Послушайте мой совет: примите ислам, и вы обретете мир!» Просто пройдитесь по улицам города, и вы сразу же поймете, что во многих кварталах вы не в Голландии. Это прямо Ближний Восток. В некоторых школах существует «комната тишины», где мусульманские ученики, которые составляют большинство, могут молиться пять раз в день. Там есть постеры с видами Мекки, Коран, а также возможность совершить омовение перед молитвой. Другой городской советник мусульманин Брахим Бурзик потребовал установить знаки с указанием направления на Мекку в различных частях города.

Сильвен Эфименко (Sylvain Ephimenco), франко-голландский журналист, живет в Роттердаме уже двенадцать лет. В течение двадцати лет он работал корреспондентом «Libération» в Голландии, и гордится своей леворадикальной репутацией. «Даже несмотря на то, что я больше в это не верю», — говорит он, приветствуя нас в своем доме с видом на один из маленьких каналов Роттердама. Неподалеку отсюда находится мечеть Аль-Наср имама Халиля аль Мумни, рядом с мечетью Аль-Наср мы зашли в кафе только для мужчин. Напротив находится халяльная исламская скотобойня. Эфименко автор трех эссе о Голландии и исламе, и сегодня он популярный колумнист в левой христианской газете «Trouw». Он очень хорошо понимает этот город, который, возможно, даже больше, чем Амстердам, воплощает в себе трагедию Голландии.

«Это не совсем верно, что Вилдерс получает голоса только от маргиналов, это знают все, даже если об этом не говорят. рассказывает он нам. — Сегодня образованные люди голосуют за Вилдерса, хотя сначала его поддерживал только голландский низший класс, татуированная толпа. Многие люди с высшим образованием и левые голосуют за него. Взять хотя бы эти исламские головные платки. За моим домом есть супермаркет. Когда я приехал, не было ни одного платка. Теперь все до единой женщины-мусульманки в чадре. Вилдерс не Хайдер. Его позиция и не правая и не левая, он типичный голландец. Здесь есть даже часы в бассейне, отведенные для женщин-мусульманок. Во всем этом причина голосования за Вилдерса. Исламизация, эта глупость с театром должны быть остановлены. В Утрехте есть мечеть где они представляют городские услуги отдельно для мужчин и для женщин. Голландцы боятся. Вилдерс против Франкенштейна мультикультурности. Я всегда был левым, но теперь должен сказать: хватит, мы уже достигли предела. Я чувствую, что идеалы Просвещения преданы из-за этого добровольного апартеида, в моем сердце я чувствую смерть идеалов равенства мужчин и женщин и свободы самовыражения. Здесь слева конформизм, а правые могут дать лучший ответ на безумие мультикультурности».

Один из профессоров университета Эразмус в Роттердаме это Тарик Рамадан, известный швейцарский исламский ученый, который также является специальным городским советником. Рамадан так высказывается о женщинах: «находясь на улице, они должны опускать свои глаза, смотреть на землю». Партия Вилдерса потребовала распустить городской совет, а исламскому ученому из Женевы предложила собирать чемоданы, но вместо этого его полномочия были продлены еще на два года. Это происходит в то время, когда за океаном администрация Обамы подтвердила запрет Рамадану на въезд в Соединенные Штаты. В одной из видеозаписей, которые есть у Крола, Рамадан поучает женщин: «Аллах установил важное правило: если вы пытаетесь привлечь внимание с помощью косметики или своим внешним видом и поведением, у вас неправильная духовная ориентация».

«Когда убили Пима Фортёйна, мы все были в шоке, потому что человека убили за то, что он сказал. говорит Крол. — Это больше не моя страна. Я решил уехать из Голландии, но куда? Здесь мы критиковали все: и католическую церковь и протестантов. Но когда мы стали критиковать ислам, они ответили нам: вы создаете новых врагов!»

По мнению Эфименко улица — секрет успеха Вилдерса: «В Роттердаме три огромные мечети, одна из них является крупнейшей в Европе. Все больше и больше исламских головных платков, из мечетей идут исламистские импульсы. Я знаю многих людей, которые покинули центр города, чтобы переехать в богатые белые пригороды. Мой район бедный и черный. Речь идет об идентификации, на улицах больше не услышишь голландской речи, говорят на арабском и турецком языках».

Дадим слово человеку, который унаследовал колонку Фортёйна в газете «Elsevier». Его зовут Барт Ян Спрейт (Bart Jan Spruyt). Это крепкий молодой протестантский интеллектуал, основатель Общества Эдмунда Берка, но прежде всего он известен как соавтор Декларации независимости Вилдерса и его коллега с самого начала. «Здесь иммигранту больше нет необходимости бороться, учиться, работать, он может жить за счет государства, — рассказывает Спрейт. — Мы в конечном итоге создали параллельное общество. Мусульмане составляют большинство во многих районах, и живут по шариату. Это больше не Голландия. Наши свободы обернулись против нас, пошел процесс самоисламизации».

Спрейт был одним из близких друзей Фортёйна. «Пим говорил то, что народ понимал уже в течение десятилетий». Его атаковал истеблишмент и журналисты. Когда он пошел в политику, это было большим облегчением для людей, они называли его белым рыцарем. В последний раз я разговаривал с ним за неделю до того, как его убили. Он сказал мне, у него есть миссия. Его убийство не было актом одинокого сумасшедшего. В феврале 2001 года Пим объявил о том, что он хотел бы изменить первую статью Конституции Нидерландов о дискриминации, поскольку, по его мнению, она убивает свободу слова, и он был прав. На следующий день в голландской церкви, которая в основном пуста и используется для публичных собраний, был зачитан дневник Анны Франк в качестве предупреждения Фортёйну. Пим был настоящим католиком, больше, чем мы думаем, в своих книгах он выступил против современного общества, без отцов, без ценностей, пустого, все отрицающего».

Эрик Рипке известный в городе художник. Его студия находится вблизи мечети в Insuindestraat. Шокированный убийством в 2004 году режиссера Тео Ван Гога голландским исламистом, Крис решил нарисовать ангела на стене своей студии и написать библейскую заповедь Не убий! В находящейся рядом мечети нашли эти слова «оскорбительными» и пожаловались мэру Роттердама, которым в то время был либеральный Иво Општельтен. Мэр приказал полиции стереть картину, поскольку она была «расистской». Вим Ноттрот, тележурналист, установил на этом месте палатку протеста. Полиция арестовала его, и его фильм был уничтожен. Эфименко сделал то же самое в своем собственном окне: «Я выставил большой белый лист с библейскими заповедями. Пришли фотографы и корреспонденты радио. Если больше нельзя писать «Не убий!» в этой стране, можно сказать, что вы находитесь в тюрьме. Это как апартеид: белые живут с белыми и чернокожие с чернокожими. От исламизма веет холодный ветер, он хочет изменить структуру страны». Эфименко полагает, что часть проблемы заключается в дехристианизации общества. «Когда я прибыл сюда, в 60-е годы, религия умирала, имело место уникальное событие в Европе — коллективная дехристианизация. А потом мусульмане вернули религию обратно в центр общественной жизни. С помощью антихристианской элиты».

Вернемся к прогулке по исламским кварталам. В Oude Westen живут только арабы, женщины закутаны с головы до ног, этнические продуктовые магазины, исламские рестораны, торговые центры с песнями на арабском языке. «Десять лет назад все это так не било по мозгам,» — говорит Эфименко. За его домом, в процветающем районе среднего класса произошла исламизация окрестностей. Везде мусульманские знаки. «Посмотрите на все эти турецкие флаги, вот хорошая церковь, но она пуста, никто в нее больше не ходит. — В середине одного из кварталов стоит мечеть с арабскими письменами на ней. — Это когда-то была церковь».

Неподалеку отсюда стоит самый красивый монумент в Роттердаме. Это небольшой гранитный памятник Пиму Фортёйну. Блестит бронзовая голова, рот, кажется, произносит его последнюю речь в защиту свободы слова.

Надпись по-латыни: Loquendi libertatem custodiamus — Давайте соблюдать свободу слова!

Каждый день кто-то приносит сюда цветы.

Источник: right-world.net

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>